ТимDрайв
ENG

Любовь не получилась

06 Декабря 2017

Александр Пилипчук (генеральный директор сети клиник "Доктор рядом") / Российская газета

Из-за ведомственных ограничений проектам ГЧП приходится менять свою стратегию

Государственно-частное партнерство в здравоохранении широко используется во многих странах мира. Такие проекты позволяют привлечь средства бизнеса к выполнению задач, стоящих перед государством. Но для этого они должны быть интересны обеим сторонам. Поэтому государства создают различные инструменты привлечения бизнеса к подобным проектам.

 Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Идея открытия сети доступных клиник "у дома" возникла в Москве еще в 2012 году. Первые крупные инвестфонды тогда приобрели доли в медицинских активах. Витала идея "подружить" обязательное медицинское страхование (ОМС) и рынок частной медицины, воплотить концепцию "ОМС+". Проект "Доктор рядом" открылся в рамках программы государственно-частного партнерства (ГЧП) правительства Москвы, направленной на повышение доступности медицинской помощи жителям столицы и на привлечение частных инвестиций в государственное здравоохранение. Согласно договору, инвестор получал помещение на льготных условиях аренды, но взамен нес затраты на ремонт, оснащение, лицензирование и подбор штата. Клиники обязывались оказывать населению определенный объем услуг в рамках ОМС. Идея была здравой, интересной, с возможностью дальнейшего масштабирования практически по всей стране.

Компания "Доктор рядом" стала одними из первых участников программы и открыла 10 поликлиник в спальных районах Москвы. Никаких гарантий по прикреплению пациентов город не давал, однако мы предполагали, что москвичи оценят удобство прикрепления к нашим небольшим, но комфортным и современным офисам. А городские поликлиники пациенты будут посещать только в тех случаях, когда мы не сможем их обеспечить в силу своего формата. Но мы были готовы выполнять объем услуг по территориальной программе бесплатной медицинской помощи, хотя тогда тарифы ОМС в амбулаторном звене оставались на невероятно низком уровне. К примеру, за прием у терапевта поликлинике компенсировали всего 138 рублей.

Мы ждали наплыва пациентов по ОМС, однако реальность оказалась другой. Люди, которые к нам приходили, были готовы платить за оказанные услуги, но желающих получить помощь по полисам ОМС было гораздо меньше. К тому же, в тот период, когда мы одну за другой открывали свои клиники в рамках московской программы ГЧП, в здравоохранении произошла реформа: пациенты должны были прикрепиться к какой-то одной поликлинике. Даже разовые приемы по ОМС у нашего терапевта или узкого специалиста без направления участкового врача лечебного учреждения, к которому прикреплен пациент, стали невозможны.

А муниципальным поликлиникам стало невыгодно перенаправлять их в частный сектор. Принимать же их по ОМС без направления мы уже не имели права.

Весной 2015 года мы получили лицензию на право прикреплять пациентов, как и все городские поликлиники, и получать подушевое финансирование. Со временем количество пациентов по ОМС значительно увеличилось. Но проблема крайне низких тарифов, которые не покрывали наши расходы, стала еще острее. Эти тарифы могут быть более или менее достаточными только при большом количестве прикрепленных - несколько десятков тысяч человек. В этом случае, когда часть прикрепленных пациентов обращается к врачам, а часть нет, работает закон больших чисел. Решить проблему могло бы централизованное прикрепление москвичей к нашим клиникам по участковому принципу, как это организовано в городских поликлиниках. Однако в рамках ГЧП этот механизм невозможен. В итоге обслуживать тех, кто прикрепился сам, мы могли только себе в убыток. Пришлось пересмотреть свою стратегию и сделать ставку на работу в сегменте коммерческой медицины, оказывая разовые платные услуги и работая по договорам ДМС.

При этом мы видели, что в медицинский бизнес стремительно входят информационные технологии, и залогом успеха вскоре будет наличие не только медицинских, но и технологических компетенций. И если ты намерен удержаться на рынке, необходимо трансформироваться в медико-технологическую компанию. Так мы пришли к внедрению телемедицины, из формата "медуслуги у дома" мы перешли в формат "медуслуги в кармане". Обращаться к нашим врачам стало возможным через компьютер, ноутбук и мобильное приложение в смартфоне. Сегодня наши пациенты могут посещать клиники только тогда, когда это действительно необходимо, во всех других случаях им доступны удаленные консультации по любому вопросу. Нам кажется, что эта стратегия сработала: мы существенно расширили взаимодействие со страховыми компаниями, предлагая их клиентам не только реальные посещения врачей, но и телемедицинские услуги. Одновременно сформировали и уточнили требования к формату клиник: какие специалисты и в каком объеме в них должны быть, какие локации являются приоритетными, в каких направлениях возможна синергия офлайн- и онлайн-бизнесов.

Это позволило перейти к целостной медицинской экосистеме, построенной вокруг потребностей пациента и способной не только удовлетворять их, но и рекомендовать наиболее качественные альтернативы и помогать в решении практически любой медицинской проблемы человека.

Роль технологической платформы продолжает возрастать, в нее начинают включаться не только наши клиники, но и клиники-партнеры, присутствующие в тех регионах, где нас нет или же предлагающие те услуги, которые мы не оказываем. Это касается и современных медицинских стартапов в области машинного обучения и искусственного интеллекта. При этом за нами остается медицинский контроль процесса в целом. Уверен, что будущее именно за такими экосистемами. Они могут решать проблемы пациентов "под ключ", начиная от выбора решения, заканчивая организацией всего процесса. При этом используют все современные технологии.

Сейчас мы находимся в самом начале пути: формируем и усиливаем собственные компетенции в сфере ИТ, существенно расширяем дистрибуцию, делая акцент на федеральных партнерах, планируем ближайшие локации для открытия новых клиник.

За эти годы мы попробовали несколько бизнес-моделей, поняли, что работает, а что нет.

Закон о ГЧП, который был принят два года назад, открывает заманчивые перспективы для совместных проектов бизнеса и государства, в том числе и в здравоохранении. Но наш опыт показывает, что для их успеха необходимо совершенствовать нормативную базу, чтобы бизнес не попадал в невыгодные условия по сравнению с государственными учреждениями, оказывающими подобные услуги. Нужна детальная проработка экономической модели на старте проекта. Необходимо совершенствование тарифов, которые в амбулаторно-поликлиническом звене неоправданно низки. И главное - надо гибко реагировать и вносить поправки там, где это действительно необходимо. Тогда партнерство будет по-настоящему равноправным и продуктивным.

Источник


Предыдущая публикация Следующая публикация

Медиа Центр

  • 14 Декабря 2017

    Врачи выходят на дистанцию

    Врачи выходят на дистанцию

    У дистанционного общения между врачом и пациентом с 2018 года будет в России официальный статус. Как и где пациенты смогут получить телемедицинские услуги, разбирался РБК+. В России, по оценке члена Экспертного совета Открытого правительства Владимира Гурдуса, объем рынка телемедицины находится в пределах 1 млрд руб. 

  • 14 Декабря 2017

    FDA разработало программу и рекомендации в области 3D-печати

    Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (FDA) впервые в мире представило всеобъемлющую техническую основу для консультирования производителей, создающих медицинские продукты на 3D-принтерах. 

Перейти в медиа-центр