ТимDрайв
ENG

Инвесторы ставят на телемедицину

24 Января 2018

Ольга Блинова / Инфест-Форсайт

С 1 января 2018 г. на российском рынке здравоохранения официально появилась телемедицина – вступил в действие соответствующий законопроект, обсуждение и разработка которого растянулись не на один год. Если ранее компании, оказывавшие дистанционные врачебные услуги (а такие, конечно, на рынке были), формально занимались информационным консультированием, а не оказанием медицинской помощи, теперь все меняется. Удаленная консультация признана медицинской услугой, а дистанционным, по закону, может быть мониторинг состояния пациентов, консультации в формате «врач-врач», а также «врач-пациент» (сегмент, который участники рынка видят наиболее перспективным). В будущем появится и возможность дистанционного оформления рецептов. Между тем, несмотря на отсутствие правового регулирования, рынок телемедицины оставался привлекательным для инвесторов, некоторые из которых в итоге смогли стать здесь вполне активными игроками. Готовы ли они работать теперь по новым правилам, какие ограничения сохранились на рынке и ждут ли здесь новых участников?

Фото: publicdomainpictures.net

Время сделок

Казалось бы, именно 2017 год стал для рынка телемедицины годом больших сделок – сюда пришли крупные ИТ- и финансовые компании, банки, телеком-операторы и сами медклиники, а объем сделок составлял миллионы долларов. Так, Сбербанк прибрел 80% сервиса DocDoc.ru, за который мог заплатить до 1 млрд рублей, Яндекс, в свою очередь, инвестировал в сервис Doc+ $5 млн совместно с фондом Baring Vostok. О планах выйти на рынок заявили Мегафон и МТС, Европейский медицинский центр и клиника «Мать и дитя», запустила свой проект сеть клиник «Доктор рядом» и «К31+». Владелец фармдистрибутора «Мединторг» вложился в стартап Qapsula.

«Мы ясно видим хайп в отношении цифровой медицины», – говорил сооснователь и партнер компании «Тим Драйв», сооснователь сети клиник «Доктор рядом» Владимир Гурдус, подводя итоги развития телемедицинского рынка в России в декабре 2017 г.

По словам Гурдуса, на рынок пришли серьезные инвесторы, причем инвесторы, которых в системе здравоохранения никто особо никогда не ждал.

«Это и все крупнейшие банки, и ИТ-компании, и телеком-операторы, крупнейшие страховые компании – все объявляют о том, что запускают свои проекты. Мне кажется, все, у кого есть какая-то сумма денег, готовы часть потратить на поддержание темы телемедицины», – уточнил Владимир Гурдус.

Между тем, инвестиции в отрасль пошли значительно раньше: еще в 2013 году появилась компания «Мобильные Медицинские Технологии», созданная при участии фонда Genome Ventures, в которую затем, в 2015 году, инвестировали структуры «Ташир Групп» Самвела Карапетяна. Тот же Яндекс инвестировал в Doc+ начиная с 2016 г., а DocDoc получал инвестиции в 2012 году – $1 млн от партнера венчурного фонда Aurora Venture Capital, а в 2016 году – $4 млн от фонда Guard Capital.

Вместе с тем очевидно, что инвестиции в отрасль заметно нарастали вместе с приближавшейся перспективой принятия соответствующего закона – первые проекты, в том числе подготовленный Минздравом и альтернативный, за авторством Яндекса, появились уже в середине 2016 года.

«ИТ в медицине развивается давно, уже более 15 лет, – говорит генеральный директор «Мобильные Медицинские Технологии» Денис Юдчиц. – Если все начиналось с оцифровывания повторяющихся внутренних процессов внутри медицинских учреждений, например, бухгалтерии, то сейчас мы находимся уже на этапе информатизации самой медицинской услуги и выстраивания новых бизнес-процессов».

Намотали на ус

Инвестиции в новую отрасль, пусть и работающую вне правового поля, подкреплялись уверенностью и знанием иностранного опыта – мировой рынок телемедицины показывает все последние годы устойчивый рост (более 17%), обещая к 2019 г. достичь $44 млрд (по данным BBC Research).

При этом в основе роста рынка причины совершенно одинаковы во всем мире – речь идет о глобальном тренде на сокращение расходов в рамках отрасли здравоохранения, с этими задачами сталкивается медицина во всем мире.

«Доступность здравоохранения, несмотря на технологический прогресс и появление новых методик лечения и диагностики, снижается, – говорит управляющий партнер инвестиционной компании «РМИ Партнерс» Максим Горбачев. – Впрочем цифровые технологии могут помочь решению этой проблемы. Это глобальный тренд, и Россия в данном отношении даже несколько отстает от других стран, поскольку закон о телемедицине только входит в действие, а в США это уже обычная практика».

«Основные факторы, которые определяют растущий рынок телемедицины, – уменьшение доступности медицинских специалистов, а также рост стоимости таких услуг, и это подтверждают участники всех международных конференций, – добавляет Денис Юдчиц. – Именно телемедицина помогает решать эти проблемы; мы видим, что эта услуга необходима и пользуется спросом».

По сути, в сфере здравоохранения стоит задача провести некий аналог уберизации, прежде всего с целью сокращения затрат, говорят эксперты и игроки рынка. Последнее касается не только формата обращения пациента к врачу и последующего сопровождения его лечения, но и госпитального сегмента, что позволит сократить сроки пребывания пациентов в стационарах (его заменит домашнее пребывание с возможностью дистанционного мониторинга со стороны клиники).

Впрочем, речь идет и об ускоряющемся темпе жизни – уже сегодня жителям мегаполиса зачастую попросту некогда очно обратиться к врачу; к тому же существует потребность в удаленных консультациях для детей и пожилых.

«Если есть опции облегчить эту задачу с помощью технологий, естественно, направление будет развиваться. В перспективе будут развиваться и методики диагностирования, последние станут постепенно уходить от формата оказания в pointofcare, вместо этого пациенты самостоятельно смогут сделать анализы с помощью специальных девайсов. А когда возникнет возможность передачи их врачу в электронной форме, очный визит к врачу станет вообще неочевидным», – говорит Максим Горбачев.

Заживут по закону

Если еще недавно препятствием для развития рынка телемедицины в России считалось отсутствие законодательного регулирования, и оно на самом деле останавливало многих игроков от выхода на рынок, то теперь именно последнее вызывает вопросы, а зачастую – и критику участников. Главное, с чем очевидно не согласны последние, – невозможность в соответствии с законом проводить в удаленном формате первичные консультации. В итоге многие компании, заявлявшие о намерении активно выходить на телемедицинский рынок, меняют планы. Так, сеть клиник «Медси» пока будет ориентироваться на пациентов, которые уже обслуживаются в клинике.

«Мы не станем рисковать и будем работать только с внутренним пулом пациентов, которые проходили у нас первичный осмотр», – рассказал директор стационарного кластера «Медси» Константин Лядов на бизнес-форуме «Коммерсанта» в декабре 2017 г. «Телемедицина в России: старт отрасли в РФ. Итоги 2017 года».

Директор по развитию проекта «Телемедицина» DocDoc.ru Дмитрий Домарев напоминает, что у рынка сначала были надежда, что появление закона подтолкнет развитие отрасли, однако с учетом текущих формулировок этого не произошло.

«Все ждали, что закон разрешит первичные консультации, но их в законе нет», – уточняет он.

Если раньше, до отсутствия в законодательном поле даже определения телемедицины, участники рынка работали, формально оказывая информационные услуги, теперь по этому пути пойти не получится. Правда, остается потенциальная возможность дистанционной подготовки пациентов к первичному очному приему, и не исключено, что именно под данный формат смогут адаптировать работу участники отрасли, изначально делавшие ставку именно на формат первичной консультации с врачом. Однако рано или поздно контролирующие органы все равно приведут формат оказания удаленных консультаций к требованиям закона. Уже сейчас Минздравом опубликован Приказ о порядке организации и оказания медпомощи с применением телемедицинских технологий, комментирует Денис Юдчиц.

«Мы теперь можем сказать, что оказание удаленной консультации – это медицинская помощь, и это очень значимая формулировка, ставящая точку в дискуссии, стоит ли ее рассматривать как информационную услугу или медицинскую», – говорит он.

«Перед компаниями и проектами, которые смогут адаптироваться, открываются большие перспективы. Те же, кто не перейдут на новые рельсы, останутся в прошлом, у них не будет шансов», – полагает Юдчиц.

Победа за гибридами

Сегодня рынку телемедицины в обозримом будущем прочат монополизацию – ключевые позиции здесь вполне могут занять игроки, уже заявившие о себе в отрасли, обладающие мощной финансовой поддержкой, те же Яндекс и Сбербанк.

«На сегодня идет процесс создания нового рынка. Большие компании обладают многомиллионной «теплой» и лояльной клиентской базой, это позволяет обеспечить массовый охват вероятных пациентов», – считает руководитель центра компетенций «Здравоохранение» группы компаний Softline Григорий Гинзбург.

Тем не менее, до конца не ясно, за сервисами с какой бизнес-моделью, форматом, а главное, с какой экспертизой за плечами будущее на российском рынке телемедицины – сегодня игроков хотя и немного, все они представляют принципиально разные отрасли бизнеса.

«Пока в этом бизнесе пытаются «пробиться» ИТ-игроки, которые заходят в новую для себя отрасль и на популярном спросе пробуют заработать и сделать хороший сервис», – уточняет Дмитрий Домарев.

По его мнению, классические медицинские игроки осторожно смотрят в сторону телемедицины именно из-за сложностей с законодательством, а многие игроки заявили об участии в рынке просто в попытке «застолбить поляну».

Вместе с тем, именно наличие медицинской экспертизы крайне важно для будущей успешности проекта на рынке, уверен Максим Горбачев, просто запустить аналог Uber, набрав врачей и позволив рейтинговать их пациентам, недостаточно.

«Запуск проектов только ИТ-специалистами не работает, ведь необходимо уметь работать с врачами, нужно их обучить использованию нового инструмента, к тому же врачей необходимо отобрать, – уточняет он. – Даже у Uber есть проблема с водителями, а с врачами будет еще чувствительней».

В победу на рынке телемедицины гибридных сервисов, работающих на стыке ИТ и медицины, верит Денис Юдчиц. Она напоминает про ситуацию на рынке США, когда в телемедицину «заходило» множество компаний, включая представителей крупного телекома и даже Google.

«Эта практика до неприличия похожа во всех странах и заканчивается одним и тем же, – резюмирует он. – Выживают гибридные компании, что-то среднее между ИТ и медицинским сервисом. Ни AT&T, ни Verizone не смогли выстроить работающие сервисы при всей мощности своих ресурсов».

Другое дело, что еще не ясно, повторит ли российский рынок зарубежный опыт – телемедицинская отрасль в стране пока только формируется, оставаясь новым сектором, который лишь ищет варианты и формы развития.

Источник


Предыдущая публикация Следующая публикация

Медиа Центр

  • 14 Августа 2018

    Китай снижает закупочные цены на 14 онкопрепаратов

    Китайская государственная администрация медицинского страхования понизила закупочные цены на 14 лекарств от рака, потребовав от платформ по закупке лекарств уровня провинций начать следовать новым стандартам до конца сентября 2018 года, передает REGNUM со ссылкой на агентство Синьхуа.

  • 13 Августа 2018

    Эксперт: переобучение врачей и телемедицина позволят отказаться от лечения за рубежом

    Постоянное и непрерывное обучение российских онкологов, а также внедрение телемедицинских технологий для контроля исполнения протоколов лечения избавят россиян от необходимости искать варианты лечения за границей. Об этом ТАСС рассказал генеральный директор Научного медицинского исследовательского центра (НМИЦ) радиологии Минздрава России, академик РАН Андрей Каприн.

Перейти в медиа-центр